Владимир Васильевич Сараев о загадках нашего края. Часть I. - 4 Мая 2008 - Неофициальный сайт Каргалы (пос. Фабричный), Казахстан

Меню сайта

Наш опрос

Рейтинг успехов поселка:
Всего ответов: 276

Форма входа

Календарь новостей

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Наблюдатели

Rambler's Top100

Погода в посёлке:


Деньги:
Ежедневные курсы валют в Республике Казахстан

За нами следят:
Catalog.azion.kz

Мини-чат

Главная » 2008 » Май » 4 » Владимир Васильевич Сараев о загадках нашего края. Часть I.
Владимир Васильевич Сараев о загадках нашего края. Часть I.
12:55

СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ С САЙТОМ "СОКРОВИЩА РОДНОГО КРАЯ"


Владимир Васильевич Сараев


Биография:

ПЕРЕД ВЕЛИЧЬЕМ ГОР ПРЕКЛОНЯЮСЬ

Живет в небольшом селе Фабричное удивительный человек - Владимир Васильевич Сараев. Еще в 50-х годах вместе с родителями и братишкой приехал он в Фабричное из Комсомольска-на-Амуре, да так и живут здесь уже почти полвека. А еще раньше обосновались здесь бабушка с дедушкой, работавшие в свое время на знаменитой золотаревской текстильной фабрике, что в Пензенской области. Приехали, чтобы наладить текстильное производство в селе.

Здесь, в родном Фабричном, прошли незабываемые детство и юность. На смену сказкам любимого дедушки пришло увлечение фотографией. Как-то незаметно стал фотографом-профессионалом. (К слову сказать, есть у Сараевых в Фабричном свой фотосалон.) Было время - снимал фильмы, представленные на кинофестивалях в Риге и Ялте.

Картинг, мотоспорт, автодело, радио, дельтаплан и парашют - всех школьных увлечений не перечесть. Но одно осталось неизменным - любовь к путешествиям. Тягу к ним привил учитель Виктор Петрович Бузулуцкий - дядя Витя. Любили в те годы фабриченцы с ним во главе устраивать мотопробеги по городам- героям Советского Союза. Побывали даже во Владивостоке. Мужчины, как и положено, - на мотоциклах, а женщины с детьми - на поездах. Долгие дороги, короткие встречи в пути, а сколько впечатлений, восторга, добрых воспоминаний!

Кем только в жизни не был Владимир Васильевич! Преподавал в школе физику, математику. С вдохновением мастерил ручные мельницы. В одной из жизненных передряг повредил правую руку, восстанавливал ее работоспособность долго и упорно: с молоточком в руке по 10-12 часов обтесывал камни. В напряженной, нелегкой жизни путе шествия были своего рода отдушиной.

Как-то раз пешим ходом за два дня добрался он до жемчужины Кыргызстана -озера Иссык-Куль, а в понедельник к 8 утра еще и на работу успел. На верном "скакуне" - мотоцикле - путешествовал он по Памиру, Средней Азии, открывая для себя культуру, нравы, обычаи, архитектурные памятники Самарканда, Бухары... И уж, конечно же, вдоль и поперек проехал, прошел по тропам и перевалам горы в своем родном Жамбылском районе и в Чундже. Работал в составе научной экспедиции в Тамгалинском ущелье - бок о бок с такими известными учеными, как Б. Н. Нурмуханбетов, 3- С. Самашев. Пришло время ~ и сам стал сотрудником Академии наук республики. Величавые казахстанские горы стали делом всей его жизни, бесконечно увлекательным "романом" с продолжением,

Правда, раскрылись ему горы не сразу. Долго молчали. Казалось, рядом с Фабричным нет ничего особенного и исторически ценного. Но в один прекрасный день, когда, видимо, и глаза, и сердце были готовы к восприятию преданий старины глубокой, на тех же горных тропинках, которыми хаживал не один раз, открылись его взору наскальные рисунки, называемые в ученом мир петроглифами.

Чаще встречаются наскальные изображения одиночных животных - козлов, оленей, быков, - рассказывает Владимир Васильевич. - Реже это изображения колесниц, сцен охоты. Многие из них, по-моему, относятся к концу эпохи бронзы и к началу железного века. Самые же яркие, на мой взгляд, петроглифы ~ в Маи-булакском ущелье. Разобраться в них не так-то просто. Ощущение такое, что ты пришел в театр, из которого артисты уже ушли, оставив лишь декорации...

За многие годы он составил большую фотоколлекцию петроглифов, которые отыскал на горных тропах, А один из майбулакских петроглифов прямо со снимка Владимира Васильевича "перекочевал" на ковер фабриченских ковровщиц.

За годы своих странствий подметил Владимир Васильевич одну особенность: количество наскальных рисунков связано, прежде всего, с рельефом местности. Наши предки искали места, удобные для проживания. А где жили там и оставляли наскальные рисунки. Можно, изучив рельеф местности, по карте определить, где искать петроглифы. Невероятным кажется, но от джута и холодов спасали наших далеких предков все те же горы. Владимир Васильевич подметил, что на южных склонах даже в разгар зимы снег не залеживается, из-под земли пробивается зеленая трава, а в воздухе порхают бабочки и другие насекомые. Как во всей Вселенной, так и в горах извечно соперничают тепло и холод, жизнь и смерть. На южных склонах гор наши предки спасались от холода и голода, там, где пригревает солнце и есть всегда подножный корм для скота. А фрагменты своего неприхотливого бытия как умели изображали на скалах. Петроглифы до нас дошли в своем первозданном виде, став историческими памятниками. Сохранить бы их для будущих поколений.

Каждый из нас по-своему пытается понять и вписаться в этот мир. Мой собеседник сказал о себе на прощанье так: "...Живу, работаю. Много читаю, много пишу. Люблю пофилософствовать, А когда душа пожелает, в жару или в стужу, отравляюсь в горы листать их страницы, впитывать их величавую красоту, неисчерпаемую, великую силу- И тогда становлюсь богаче, крепче духом, щедрее сердцем и словно бы молодею..."

Т. МУХТАРОВА.

Жамбылский район.



КАРГАЛИНСКИЕ КАМНИ С ЧАШЕВИДНЫМИ ЗНАКАМИ

В. В. Сараев, Н. М. Первых


Археология Семиречья




Kaмни с небольшими углублениями в форме лунки встречаются во многих странах мира. Такие углубления специалисты именуют чашевидными знаками (Брей. Трамп, 1990. с. 280) Памятники с чашевидными знаками давно привлекают внимание археологов. Тем не менее, вопросы датировки чашевидных углублений и их назначения еще далеки от решения. Временной диапазон их датировок колеблется от ЭПОХИ неолита до средневековья. Что касается назначения камней с чашевидными углублениями и семантики самих углублений, то в настоящее время имеется более пятнадцати гипотез, высказанных разными авторами. Естественно, что решению вопросов, связанных с подобными памятниками истории, будет способствовать выявление новых фактов и еще неизвестных комплексов, в состав которых входят камни с чашевидными знаками.

На территории Семиречья такие знаки имеются в урочище Тамгалы, где они встречаются в составе петроглифов (Максимова, Ермолаева. Марьяшев, 1979, рис.31). Недавняя публикация (Марьяшев, Потапов, 1999, C.104-109) обозначает новые пункты их находок н Семиречье и вносит новые факты в их изучение.

Надеемся, что настоящим кратким сообщением нам удастся дополнить информацию о чашечных камнях Семиречья.

Значительное скопление камней с чашевидными знаками нам удалось обнаружить на левом берегу реки Узын-Каргалы, в местности Каргалы, в настоящее время прилегающей к поселку Фабричный н Алматинской области.

Впервые чашевидные углубления были замечены па валунах, использованных в конструкции жертвенника. Этот жертвенник, сооруженный из крупных камней, диаметр которых составлял более полутора метров, привлек внимание археолога А. Н. Бернштама, который приезжал в 1939 году в пос. Фабричный в связи с находкой так называемого "Каргалинского клада".

После обследования урочища Мынг-Ошакты Kapгалинского ущелья (Узын-Каргалы), где местными охотниками был найден клад. ученый в течение двух дней изучал местность, прилегающую к пос.Фабричный.

По словам Н.С.Есипова (учасгника находки клада, сопровождавшего археолога в качестве проводника), А.Н.Бернштама очень заинтересовало каменное кольцо, составленное среди поля из больших гранитных валунов. Сторона камней, обращенная внутрь кольца, была сильно закопчена. Площадка внутри кольца была прокопана в глубину более метра. Каменное кольцо оказалось заполненным золой вперемешку с костями и мелкими предметами. Что это были за вещи, Н.С.Есипов не помнил. Место, где располагалось каменное кольцо, определенное А.Н.Бернштамом в качестве жертвенного места, Н.С.Есипов указал одному из авторов статьи. Данные Н.С.Есинова, достаточно приблизительные, все-таки позволили обнаружить жертвенник. Он был обследован В.И.Сараевым, одним из авторов статьи.

Жертвенник представлял собой круг около двух метров в диаметре, обозначенный плотно прилегающими друг к другу камнями. Камней было восемь. Шесть валунов были серого, один - красного гранита, а восьмой представлял собой кусок скальной породы, соизмеримый с другими. Было замечено, что на гранитных валунах были нанесены углубления в виде лунок. Они довольно плотным скоплением покрывали значительную часть поверхности камней. Камень красного цвета имел около сотни чашевидных углублении, но он настолько плотно прилегал к соседним камням, что не все лупки были видны. С большим трудом, просунув руку в узкую щель, можно было убедиться в наличии углублений. Понятно, что нанести чашечные знаки в такой ситуации физически невозможно. Кроме того, порядок расположения углублений на других камнях не позволяет предположить, что эти углубления несли какую-то функциональную нагрузку в составе жертвенника. Можно лишь отметить тот факт, что края лунок были сильно заглажены, а поверхности с углублениями обращенные вверх, были заполированы до блеска, что нельзя отнести на счет воздействия природных сил. Наиболее логичной представляется мысль о том, что устроители жертвенного места просто игнорировали факт наличия лунок и использовали камни с углублениями как строительный материал. Однозначно можно сказать, что при устройстве жертвенника углубления на камни не наносились. Наиболее вероятным представляется то, что решающее значение имело соответствие камней друг другу по размеру (в среднем около 1,5 м). Следовательно, эти камни доставили на место жертвенника с уже имеющимися на них лунками. Ближайшее место скопления крупных камней находится в юго-восточном направлении от жертвенника, на расстоянии более километра .

Небольшой участок равнины на западном берегу реки Узын - Каргалы называется "Каргалы", что в переводе с древнетюркского означает "местность с нагромождением валунов" (Койчубаев, I974, с. 126-127), что очень точно характеризует данную местноеть. Примыкая к подножию Заилийското Алатау, равнина в древности приняла на себя мощный выброс селевого потока горной реки и несколько тысяч камней стали достопримечательностью этой территории.

Обследование этого урочища с целью поиска камней с чашевидными знаками подтвердило догадку о том, что камни, использованные в устройстве жертвенника, были взяты отсюда. Удалось выявить еще более сорока камней с такими знаками. Камни с чашечными знаками, обнаруженные на равнине Каргалы. представляют собой хорошо окатанные валуны чаще всего серого (иногда красного) гранита диаметром от 0,7 до 2 м в диаметре. Они частично (наполовину) выступают над поверхностью земли и в верхней части имеют углубления. Диаметр лунок от 3,5 см до 9 см, глубина протертых углубленийот нескольких миллиметров до трех сантиметров, Количество лунок па поверхности одного камня колеблется oт одной до семидесяти. Знаки имеют общую тенденцию к расположению в наивысшей точке рельефа камня. На камнях, имеющих одну лунку, эта закономерность прослеживается особенно строго (фото 1). В большинстве своем чашечные знаки в Каргалах имеют круглую форму, реже -овальные и овально-изогнутые, в форме "банана". В этом отношении особенно богатым по разнообразию форм углублений является камень № 9 (см. карту и фото 2, 3). На нем нанесено 60 углублений, 10 овальных, несколько изогнутых (фото 4). Некоторые из круглых углублений соединены желобками (см. фото 4).

Более четырех десятков камней с чашевидными углублениями удалось обнаружить в Каргалах, в настоящее время нанести на карту оказалось возможным только 36 из них.

Основная площадь урочища с чашечными камнями в настоящее время перекрыта жилым массивом поселка Фабричный, жилые зоны Каргалы и Майбулак входят в состав Фабричного. В первой половине девяностых годов в связи с интенсивным строительством жилья, камни вывозили, выворачивая их из земли бульдозерами; привозили и сваливали в поле на окраине села новые, вырытые в ходе сооружения котлованов под многоэтажные дома. Некоторые из чашевидных камней в настоящее время сохранились только на фотографиях (см. фото 1), некоторые лежат на поверхности земли. Определить их первоначальное местонахождение невозможно.

Проследить четкую закономерность в расположении камней и чашечными знаками нам не удалось. Вместе с тем, прослеживается тенденция их скопления у древних захоронений, представляющих курганы с насыпями из земли и камня.

Вопрос о датировке Каргалинского комплекса камней с чашечными знаками и их соотношение с располагающимися рядом курганами достаточно запуган. Во-первых, целенаправленное изучение чашечных камней с закладкой раскопов вокруг камней, сохраняющихся в непотревоженном состоянии, никем из археологов не проводилось. Во-вторых, данные о результатах расценочных работ, произведенных в 1939 году А.Н. Бернштамом на жертвенном месте в Каргалах, не опубликованы, a eго полевые дневники, хранящиеся в настоящее время в Санкт-Петербургском отделении Института археологии Российской Академии наук, авторам недоступны. При этом отсутствую г какие-либо сведения о гом, обратил ли А.Н.Бернштам внимание на наличие лунок-углублений на камнях исследуемого жертвенника. В-третьих, данные о результатах раскопок Каргалинского курганного могильника, опубликованные А.Н.Бернштамом, содержат много неясною. Отведения, составленные на их основе, не сообщают ни числа раскопанных курганов, ни данных о захороненных в них индивидах: "В результате раскопок обнаружено трупоположение в каменных ящиках. Ориентировка - СВ-ЮЗ. Здесь же был найден инвентарь: глиняный сосуд, бронзовый листовидный нож, шило, обломок зернотерки. Эти вещи датированы эпохой бронзы" (Археологическая карта Казахстана, 1960, с.321). В настоящее время, на основе приведенною описания датировка этих объектов может быть существенно пересмотрена в сторону омоложения и соотнесена с памятниками археологических культур рубежа нашей эры.

В дополнение к фактам, изложенным выше, можно сказать, что камни с чашевидными знаками, обследованные нами, имеют на своей поверхности заглаженность зерен гранита до зеркального блеска.

Следует сказать о судьбе жертвенного места, с обследования которого началось наше знакомство с комплексом чашечных камней. Во второй половине семидесятых годов при организации на этой территории культурного пастбища камни жертвенного кольца были выворочены.бульдозером (фото 5). При этом выяснилось, что некоторые камни, также имеющие углубления, были положены устроителями жертвенника чашечками вниз. В результате этого, за время существования жертвенника на чашечных знаках код землей образовалась карбонатная корка толщиной более двух миллиметров. Этот факт не может не представлять интереса в связи с вопросами датировки.

Впоследствии, в начале 90-х годов часть Каргалинского урочища была oтведена (с ведома "ответственных" чиновников "Общества охраны памятников" и Института археологии АН Казахстана) под дачные участки. В ходе освоения владельцами участков были уничтожены неисследованные ряд курганов и известный жертвенник: камни его с помощью бульдозера были сброшены в специально подготовленную яму.

Исторический комплекс камней с чашевидными углублениями в Каргалах представляет собой уникальное явление по количеству чашечных камней и по их "встроенности" в археологический комплекс древнего могильника. Исследование комплекса будет продолжено; возможно, детальное их изучение приблизит нас к пониманию назначения как самих камней, так и чашевидных знаков как таковых.

Прим. редакции. Публикация Ю.А.Заднепровским результатов исследования Каргалинского археологического комплекса (по архивным материалам А.Н.Бернштама) позволяет уточнить некоторые детали. В могильнике было раскопано 2 кургана. Ю.А.Задпепровский принимает передатировку их комплексов К.Л.Акишевым V11-V] вв. до н. э.). (Задпепровский. 1992. с. 140). Относительно жертвенника существенных уточнений не приводилось. Исследования проводились в 1940 г. Семиреченской археологической экспедицией (САЭ) под руководством А.Н. Бершнтама (Заднепровский, 1992, с. 139).



фото 1



фото 2



фото 3



фото 4


фото 5


ЛИТЕРАТУРА

Археологическая карта Казахстана, 1960. Алма-Aтa.

Брей У., Трамп Д., 1990, Археологический словарь. М. Заднепровский Ю.А., 1992. Каргалинский могильник саков Семиречья // Маргулановские чтения. 1990. (Сборник материалов конференции). Часть 1. М.

Койчубаев Е., 1974. Краткий словарь топонимов Казахстана. Aлма-Aтa.

Марьяшев А.Н., Потапов С.А., 1999. Камни с чашевидными углублениями из Семиречья // История и археология Семиречья. Алматы.
Категория: История | Просмотров: 2034 | Добавил: Kuanysh_ | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 2
1  
Сколько загадок таит наш поселок.

2  
Большое СПАСИБО В.В.Сараеву за то что дал нам знания. Он преподовал в УПК. Отличный человек!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]